Ангел и Дева. Отражения в искусстве

благовещение
Благовещенье. Православная икона

Сюжет Благовещенья – один из любимейших в христианском искусстве. Художники стремятся дописать, восполнить скупой евангельский текст, насытить его красками и эмоциями.

Трактовки различны – от строгих канонических до самых неожиданных и смелых. Индивидуальные экскурсии по Израилю, посещение святых для всего христианского мира мест тоже может дать представление о разнообразии трактовок этого сюжета.

Византийский канон

Вот, классическое исполнение, прекрасный и строгий мир византийской иконы. Каноничен образ архангела Гавриила – он изображен в профиль, одна рука поднята в благословляющем жесте, другая держит цветущие растения – символ земного цветения и обновления, колено согнуто – обозначен полупоклон перед Марией.

Благовещенье. Леонардо да Винчи
Благовещенье. Леонардо да Винчи

Она изображена в виде царственной особы, встречающей посланника на троне под балдахином. Это, разумеется, является данью условности, ведь менее всего этот антураж соответствовал скромному жилищу плотника Иосифа. Правая нога архангела-вестника имеет твердую точку опоры на земле, вторая словно парит в воздухе – эта поза символизирует небесную природу Гавриила, и, одновременно, его причастность к земным событиям, его вовлеченность в них.

Мария облачена в пурпур, в одной ее руке веретено – намек на плод, который будет соткан в ее теле, вторая рука изображена в характерном жесте попытки защиты, но, одновременно принятия той вести, которая ей послана. Голова наклонена вниз – знак внимания и согласия.

Строгость, точность, целомудрие, язык знаков, сложный и скрупулёзный как придворный этикет… Не удивительно, что римско-католическая церковь так полюбила православную иконопись. Не удивительно также, что икону классического греческого письма мы встречам даже в крипте Базилики Благовещенья в Назарете, у той пещеры – комнаты жилого дома, где, согласно преданию и состоялась чудесная встреча архангела и юной Марии. Гиды Израиля часто слышат вопросы об этой иконе…

Взгляд с Запада

Благовещенье. Фра Анжелико
Благовещенье. Фра Анжелико

Свою трактовку Встречи предлагает ранний Ренессанс. Вот, версия Фра Анжелико. Художник делает все, чтобы вызвать сочувствие к своей героине. Показать, как тяжела для нее благодать благой Вести. Полудетский облик, хрупкость, тонкость, невесомость. Худенькие плечи, судорожно сцепленные на груди руки. «Се раба Господня…».

Зрелый Ренессанс. Интерпретация Леонардо да Винчи. Яркие, чистые, насыщенные краски, танцующие движения, любование земной красотой. Припавший к ногам девушки ангел, и она сама, словно парящая в воздухе, словно уже начавшая свое восхождение на небеса. Несмотря на отстраненное выражение лиц, эта картина насыщена эмоциями. Смущение Марии, отмеченное евангелистом Лукой, здесь отражено как смятение, и даже попытка убежать.

Вчера и в наши дни

Благовещенье. Василий Суриков
Благовещенье. Василий Суриков

Трактовка Василия Сурикова отталкивается от иконописной традиции. Но как же она отлична от нее!

Мускулистый, с льняными кудрями архангел напоминает древнерусского богатыря. Он широко шагает навстречу девушке и протягивает ей обе руки, словно приглашая Марию войти в тот ослепительный свет, в ту электрическую дугу, которая соединяет в эту секунду мир дольний и горний. В глазах Марии вопрос, ужас и восторг, она жадно внимает Вести, и вся она – как натянутая струна. Тонкая и хрупкая, она далека от слабости. Это – стебелек из стали.

А вот в работе викторианца-прерафаэлита Данте Габриэле Россетти Мария – слаба. Она — дитя, не старше четырнадцати лет (канонический возраст Богородицы). Она вжалась в угол, не находя в себе ни сил, ни возможностей убежать. Скудная комната залита светом, фигуры девушки и посланца полны этим светом и одинаково невесомы. Кажется, еще миг, и они растворятся в воздухе.

Витраж в базилике Благовещенья. Художник Лилия Рапопорт
Витраж в базилике Благовещенья. Художник Лилия Рапопорт

А этот необычный витраж также украшает крипту базилики Благовещенья в городе Назарет. Персональные гиды по Израилю не часто обращают на него внимание туристов. А зря. Как мне кажется, эта работа современной художницы Лилии Рапопорт – одна из самых глубоких и необычных интерпретаций той судьбоносной встречи.

Изображение условно, но оно подчеркивает внутреннее состояние действующих лиц, их переживания, настолько обостренные в этот миг. Мария здесь – маленькая девочка, не четырнадцати даже, а семи-восьми лет. Вероятно, ее оставили дома одну, и она забилась в угол, испугавшись, нет, пусть не буки, но того огромного, неведомого, неотвратимого, что вторгается сейчас в ее жизнь… Как верно передан в образе Марии внутренний ребенок, живущий в каждом из нас! И, действительно, кому незнаком этот детский страх перед сгустившимися тенями в углу комнаты?

Облик архангела, посланника другого мира, не имеет четких очертаний. Его присутствие передано игрой цветовых бликов и цветных пятен. И зритель, вместе с девочкой, вглядывается в эту притягательную синеву, и пытается понять: здесь ли, здесь ли вестник?

Читайте также: Ангел и Дева. Встреча

Ваш гид по Израилю Екатерина Хмелева

кнопка вверх