Особенности библейской моды. Часть 2. И виссон и порфира….

«Омыл я тебя водой, и помазал тебя елеем…. И одел тебя в узорчатое платье, и обул тебя в сафьяновые сандалии, и опоясал виссоном, и покрыл шелковым покрывалом, и положил на руки твои – запястья, и на шею твою – ожерелья. И дал тебе кольцо на твой нос, и серьги – к ушам твоим, и на голову твою – прекрасный венец».

Сад радостей земных

Густав Доре. Ревекка и Элиезер
Густав Доре. Ревекка и Элиезер

Вот так, подробно и с любовью, описывается процесс украшения и преображения дорогой и любимой женщины… Она, буквально, на наших глазах, становится дорогой. Подобное тянется к подобному, учит библейский текст, брильянт заслуживает оправы, кожа – елея, а голова – венца. Ну а человек – всей щедрости земли, острием которой является роскошь.

И неважно, что в процитированном выше отрывке из книги пророка Изекииля речь идет о союзе между Всевышним и его народом. Неважно. Важен сам процесс происходящего.ТОнкости библейской моды часть вторая 2

В самом деле, библейский мир роскошь знает, ценит и любит. Пластичность и текучесть природного мира, насыщенность его красками, ароматами и тактильными ощущениями делает чувственный процесс погружения в роскошь естественным продолжения процесса познания бытия, познания всеми органами чувств. А разве можно иначе?

Для человека Библии освежающие прикосновения ночного вечерка было сродни скользящим касаниям шелка, а красочное переплетение цветов и трав как в зеркале отражается в орнаменте тканей.
Человеку будто бы сказано: ты венец природы, так наслаждайся ее благами. Наслаждайся, но помни о Подателе благ.

Роскошь в библейские дни

Фото: Стас Петерс. Карнавал Пурима в Тель-Авиве
Фото: Стас Петерс. Карнавал Пурима в Тель-Авиве

Нательная рубашка зажиточного человека делалась из деликатной ткани – льна особенно тонкой выделки. Иногда использовался и хлопок, привозимый из Индии.

Верхнее платье ткалось из шерсти, парчи, или тонкого шелка, привозимого из далекого Китая. В описании пророка Иезекииля упомянут также виссон. Некоторые исследователи считают, что это один из синонимов льна, другие предполагают, что речь идет о белковых нитях-паутине, которыми крепятся к скалам мидии. Эти прочные и шелковистые нити использовались для плетения поясов, нарукавников, и сетей, которыми покрывали волосы.

Одна из отличительных особенностей внешнего вида богатого человека – подчеркнутая яркость одежд. Вельможа в толпе простолюдинов смотрелся как экзотический попугай между серых зябликов, его цветной плащ обычно рдел и пламенел среди некрашеной шерсти и небелёного льна бедняков.

Специалисты насчитывают около двухсот видов красителей, характерных для библейской эпохи: от луковичной шелухи до драгоценного шафрана, от растения, называемого вайда (родственника дикой горчицы, мы и сейчас сможем увидеть его в ходе персональной экскурсии по паркам Израиля), до пурпура, добываемого из панциря редкого маллюска аргамон.

Уборы и убранства «васанских телиц»

Тонкости библейской моды часть вторая 1Прически знатных модниц были порою сложны настолько, что мудрецы эпохи Талмуда всерьез задавались вопросом – а можно ли их расплетать в шабат? Не будет ли это нарушением заповеди строительства? Прически фиксировались при помощи воска и мыла, в субботу женщины одевали величественный золотой убор – диадему «золотой Иерусалим», сделанный, разумеется, из золота, с непременным изображением Храма в центре. Сложность его работы и, разумеется, вес, впрямую зависели от статуса мужа хозяйки. В талмудический период законодатели ограничивают вес этого венца, заботясь о здоровье его носительниц.
Время не сохранило для нас ни виссона, ни порфиры, разве что кусок грубой дерюги двухтысячелетней давности мы сможем увидеть в музее крепости Масада на персональной экскурсии по иудейской пустыне.
Но золотые запястья и кольца, тарелочки для растирания белил и румян, флакончики для благовоний – все это с удовольствием покажут Вам израильские гиды.

И, возможно ту красавицу, которая смотрелась в это медное полированное зеркало, разгневанный пророк презрительно называл «телицею васанскою»…. Но это уже совсем другая история.

Екатерина Хмелева

кнопка вверх