Сорочинская ярмарка

Фото: Андрей Девейкин
Фото: Андрей Девейкин

Мысль, как известно, определяется языком. За словами «Сорочинская ярмарка» у большинства носителей славянских языков ассоциируется с россыпью ярких тканей, блестящих побрякушек и разноцветных балаганов — словом, пестрое, как сорочье гнездо, и шумное, как стая сорок.

Этот очерк посвящен тем, у кого, как и у меня самого, есть те самые сорочьи рефлексы, кого привлекает россыпь ярких товаров и блестящих цацок. Кстати, белорусское «цацка» имеет непосредственный аналог «цацуа» в иврите.

Сарацинский след

Поскольку сорок в Израиле, в принципе, не водится, придется вспомнить исконное значение названия ярмарки. А оно представляет собой искаженное «Сарацинская». Настоящий сарацинский рынок у нас в Старом городе Иерусалима. Сейчас главные рыночные улицы располагаются в построенных еще Крестоносцами галереях, хотя, вероятно, рынок там был и при Ироде. Ваш индивидуальный гид наверняка проведет Вас по части этих ярких улиц, и остается только пожалеть что экскурсии в Иерусалиме, заточенные на посещение древностей и святынь, редко уделяют внимание изучению торговых рядов.

Фото: Андрей Девейкин
Фото: Андрей Девейкин

В Иерусалиме всегда сходились торговые пути с Востока и Запада. Здесь по-другому осмысливаешь значение выражения «Ближний Восток». Это вовсе не нефть, войны и песок, как казалось нам из передач по советскому телевидению. Это ближайший к Европе кусок того самого Востока, из рассказов Геродота и Марко Поло, с его пряностями, шелками, псоглавцами и верблюдами, откуда начинается караванная тропа в совсем уже сказочные Исфахан, Лагор и Голконду… Увы, недоступные в наши дни. Лавки группируются по товарам, как и восемьсот лет назад — на одной улице скользкий шелк, тяжелая парча, нежный бархат всех возможных цветов, на другой — сверкание золота и радужные отблески кристаллов, третий участок радует глаз медными боками кофейников и фарфором сервизов. Найдутся и россыпи полудрагоценных, в основном, поддельных камней, пересыпанных мелкими эмалевыми сувенирами и резными перламутровыми брошками, ряд благовоний и сухофруктов, правда, разбавленный бисером и ленточками… Да, конечно, лавки товаров для танцев живота — мониста, пояса, головные уборы, кастаньеты… Все это под звон верблюжьих бубенцов, висящих на дверях разных магазинов и задевающих за покупателей…

Хотя иерусалимский сарацинский рынок наиболее адекватен, есть рынки поменьше в Назарете и Акко, а в последнее время и в Хайфе. Зато в Хайфе и Акко это рынки портовых городов, где часть ярких предметов стремится выползти из корзин, щелкая клешнями, где, кроме доставленных караванами пряностей ждут и заморские диковины — яркие раковины замысловатой формы, блестящие кристаллы и каменные фигурки, медные компасы и тропические бабочки. Израильские экскурсоводы выводят свои группы в лавку серебряных дел мастеров прямо из низкого и темного подземного хода, что всегда доставляет одинаково радостные эмоции и экскурсантам и хозяевам магазина.

Тель-Авив сквозь любовь к блесткам

Но не менее «сорочистыми» выглядят и неарабские места Тель-Авива. Собственно, весь этот город с его жителями, легко и ярко одетыми и так же легко относящимися к жизни напоминает одно большое сорочье гнездо. Но в некоторые места этого гнезда встроены блестки, как будто утащенные сорокой со склада елочных игрушек или кондитерской.

Некий квартал, не очень далекий от автостанции, сплошь заполнен магазинами бисера и бус, стеклянных и каменных, а также ленточек, веревочек, цепочек и застежек. Некоторые магазины продают все это оптом для ювелиров, но в большинстве можно купить и отдельную бусину, хотя разобраться в качестве и стоимости этих изделий довольно сложно, во всяком случае, без гида-эксперта по подобным поблестюшкам и позвенелкам. Но все они радуют глаз.

Недалеко оттуда и рынок Пряностей — целая улица магазинов «бакалейных и колониальных товаров», где орехи и сухофрукты соперничают цветами с бусами, а уж запахами с этими лавками соперничать не может ничего.

Совсем рядом, буквально, за углом — целая улица ярких тканей, постепенно переходящая в улицу отделочных товаров — тесьмы, галунов, бахромы, вуали, пуговиц и кружев. Если Вас еще не сразила пестрота в предыдущих кварталах, у этого еще есть шанс. Да и расположенный неподалеку городской художественный рынок добавляет колорита своими картинами, керамикой и стеклом.

Уголок ностальгии

Сорочинская ярмаркаИ, конечно же, блошиный (точнее, на иврите «клопиный») рынок в Новом Яффо. Рынок этот, который хочется назвать ярмаркой ностальгии, в противовес «Ярмарки тщеславия» английского классика Теккерея, действительно помогает лучше понять Израиль и израильтян, поскольку как никакое другое место, является своеобразной фотографией нашего общества и нашей страны. Вернее, даже целым альбомом фотографий, где общество и страна, представлены, так сказать, в развитии, от младенческого возраста, до сегодняшнего. Эта все израильская барахолка – любимое место нашей семьи, где мы гуляем сами, приводим друзей, и проводим частные экскурсии. Деревянные сабо, турецкие трубки и сабли разбавлены ностальгическими и для нас, и для коренных израильтян эмалированными кастрюлями 60-70 годов, швейными машинками, елочными игрушками и фарфором. Достойно представлены товары с Востока и Африки, жутковатые маски, этнические музыкальные инструменты, и совсем уж странные предметы, предназначенные, вероятно, для ритуальной магии. Пару магазинов представляют собой настоящий гимн стимпанка — старые инструменты от столярных до зубоврачебных, спецодежда, фотоаппараты с пластинками и качественно отреставрированный мотоцикл с коляской… Присутствуют и немало креативных дизайнерских бутиков – Блошиный рынок нынче в тренде среди израильской богемы.

Конечно, это не исчерпывающий список — там и сям притаились сорочьи «секретики», малоизвестные магазинчики, галереи и кафе, И, если Вы наткнетесь на подобную «жемчужинку» на прогулке или на экскурсии – будем рады, если Вы поделитесь этим открытием с нами.

Михаил Хейфец, краевед

кнопка вверх