В саду у Иланы Прекрасной

фото Израиля
Фото: Стас Петерс

Увидев эту женщину, не пугайтесь. Впрочем, испугать она может только на первый взгляд. Вглядитесь, и не исключено, что вы найдете ее красивой.

Очень красивой.

Да, несмотря на белые спутанные волосы, запавший рот, глаза, скрытые круглыми черными очками, характерные просторные одеяния… для завершенности емкого архетипического образа ей не хватает только одного – савана и косы в костлявой и сильной руке…

И, думаю, почтенная эта дама, талантливый израильский художник и скульптор Илана Гур, прекрасно осознает, кого она напоминает окружающим. И сознательно культивирует этот образ. А, может быть, она просто не стала менять прическу, к которой привыкла в молодые годы?

Игры «железной бабочки»

Тема смерти ее интересует, и видимо, интересует живо. Черепа животных, отполированные кости, шокирующие сцены разложения и энтропии – заметные штрихи творческого сознания «железной бабочки», как назвали мастера за любовь к такому неженскому и трудному в обработке материалу как железо. Ее вообще привлекает телесность. Жизненный круг в своем зарождении и распаде – все это мастер, как хирург своим скальпелем, бесстрашно и бестрепетно вскрывает, препарирует, изучает…

И, вероятно, такой подход ожидаем. За ее спиной действительно стоит династия хирургов.

Глядя на ее произведения, хочется сказать словами советского классического кинофильма: «Есть в этом нечто подлинное». Нутряная, древняя, языческая мощь, мистерии оргастических культов и память о человеческих жертвоприношениях, все то, что так бичевали евреи, пришедшие в Ханаан, что стремились, буквальным образом, выжечь в себе и других, все это оживает в ее работах.

Храм постмодерна

Мои индивидуальные экскурсии по Яффо – Тель-Авиву почти всегда «украшены» визитом в этот дом – так вишенкой венчается торт. Конечно же, если в компании нет маленьких детей. И я считаю везением, если удается встретиться с хозяйкой, ведь она – самый колоритный экспонат своего дома-музея. Королева в окружении подданных — вещей. Именно она здесь – смысловой центр, скрепляющая ось. Любознательная и не стесненная в средствах госпожа Илана, посещая блошиные рынки, распродажи и аукционы по всему миру, привозит домой самые неожиданные артефакты. И дает им возможность пустить корни в своем заповеднике. И если чувствует – нет, романа с домом-садом у нового объекта не получается, химия не возникает – вещь уходит в подарок друзьям.

И поэтому здесь всего так много. Древнее и новое, европейское и восточное, бытовое и сакральное соединяются в причудливый многоугольник, на гранях и швах которого рождаются новые, порою колючие, резкие как глоток перцовой водки смыслы. Рыцарские латы и ржавая корабельная арматура, африканская скульптура и чучела крокодилов на капителях изящных колонн, нежная Афродита, рождаемая из… нет, у меня не повернется язык сказать, откуда именно она рождается, турецкие самовары, японские веера, античные саркофаги, средневековые ятаганы…

А еще здесь удивительно воссоздан дух старого Яффо. Его семейная, потаенная, скрытая от посторонних жизнь, жизнь за окнами старых особняков уже ушедшего в воды прошлого города. Да, я имею в виду эту ажурную, добротную, пахнущую временем, утварь. Посмотрите, вот на эти низкие резные столики ставили серебряные подносы с угощением, а в эти сундуки, вероятно, складывали приданое, а это царское кресло с вышитыми подушками наверняка предназначалось для хозяина дома… И за это я, как гид по Израилю, особенно люблю этот дом.

Мой опыт экскурсовода убеждает, этот дом-музей зачаровывает, обжигает, озадачивает или ввергает в эпатаж, но никого не оставляет равнодушным. А обойдя залы, стоит подняться на крышу, побродить там, среди леса глиняных амфор и бочек-пифосов, вдохнуть полной грудью солоноватый бриз, поглядеть на изменчивое небо, увидеть, как сумерки перетекают в вечер и на небе проступают звезды,… и почувствовать, как крылата, воистину крылата наша душа.

Екатерина Хмелева, частные туры по Израилю

кнопка вверх