“И отстрою стены твои…” Часть 1

Роксолана - СулейманИерусалим 1530 года – город призрак, город кладбище, город скорбь. Величественные развалины оплел колючий кустарник, меж массивных фундаментов бродят овцы, в скальных склепах жгут костры дикие кочевники бедуины, в пещерах, где когда то выжимали масло из олив, обитают лисицы и змеи, под  сводами покинутых замковых башен гнездятся летучие мыши.

Кажется, жизнь покинула город. Но это только иллюзия. Сердце города бьется. Служится месса в Храме Воскресения Господня, кружится в экстатическом танце дервиш, возносятся молитвы у Западной Стены. Прядется и красится шерсть, переходят из рук в руки затертые монеты, дымятся очаги. Осторожно, очень осторожно, выходят иерусалимцы из своих домов, слишком велика вероятность наткнуться на разбойничий нож. До Иерусалима в эту эпоху редко добираются паломники, а вот недобрый люд заходит сюда запросто. Ведь вот уже несколько столетий город лишен своей главной защиты – крепостных стен…

Каково же было удивление немногочисленных жителей, когда однажды весной по главной дороге с Запада города  достиг блистательный караван. Вот уже несколько столетий Иерусалим не видел столь роскошных процессий. Кавалькада лошадей и верблюдов, множество всадников в белых развивающихся одеждах, множество слуг… В центре каравана, в паланкине из слоновой кости – молодая женщина. Тонкое льняное покрывало скрывало ее тонкие черты.

Кто же она была?

Супруга владыки полумира, льва ислама, солнца правоверных, османского султана Сулеймана великолепного, получившая в исламе имя Роксолана, что значит – славянка,  совершала благочестивое путешествие – хадж, в сердце Аравии, город Мекку. По пути  она приняла решение посетить Аль Кудс, что в переводе с арабского значит – святой (так мусульмане называют Иерусалим).

Прошло всего несколько десятилетий, с тех пор как Святая Земля сменила одного далекого владыку на другого: египетский султан был побежден султаном османским, и могучая Турция присоединила к своей империи  маленькую и бедную Палестину. Этот край, однако, не слишком интересовал Стамбул. Действительно, что взять с этой земли?  Как выжать деньги из провинции, где болота чередуются с пустынями, а немногочисленные нищие феллахи дрожат перед воинственными бедуинами, не признававшими над собой никакой власти, кроме власти аллаха?

И османский султан Сулейман великолепный,  получивший от потомков имена Сулейман строитель и Сулейман мудрец, был в этом вопросе вполне солидарен со своими предшественниками.

А вот любимая жена султана думала иначе…

Ваш гид по Израилю Екатерина Хмелева

кнопка вверх