Художники в Гефсиманском саду

Храм Агонии (Гефсиманский храм, церковь Наций) в ущелье Кедрон
Храм Агонии (Гефсиманский храм, церковь Наций) в ущелье Кедрон

Визит в Гефсиманский сад почти всегда включают в экскурсию по Иерусалиму. Дойдя, наконец, до его древних олив, турист или паломник уйдет отсюда нескоро. Ведь здесь, в ущелье Кедрон, его ждет не только сама масличный сад и церковь Агонии Христовой, но и Гробница Матери Божьей, и русский храм Святой Равноапостольной Марии Магдалины, и мавзолеи царей и пророков, и раскопки древнейшей части Иерусалима в национальном парке «Город Давида». Но сегодня наш ждет только она. Гефсимания.

Экскурсия в Гефсиманский сад

Слово Гефсимания – греческий вариант слова гетшманим, что значит, масличный пресс. Во времена Иисуса это был мирный, уединенный, несмотря на близость к столице, уголок, с таким типичным библейским пейзажем: трава, камень, серебристая листва олив, пробегающая изредка ящерка.

Гефсимания – наедине с собой

Но именно здесь происходят, возможно, самые драматичные события Евангелия – моление Иисуса перед арестом и сам арест.

Человек, обреченный на смерть, и сам о своем близком конце знающий, проводит здесь свои последние часы на свободе. Он, погруженный в ночь, сейчас наедине со своим Творцом. И можно лишь поразиться, как полно здесь человек открывается Небу, а Небо – ему.

Сейчас они близки как никогда, отец и сын, но не едины, напротив, смотрят друг другу в глаза, ведя, возможно, самый важный и самый проникновенный в жизни Иисуса из Назарета диалог.

Сын знает, что сейчас истекает срок последней возможности отменить казнь, порвать в клочки уже подписанный приговор. Возможно, он даже слышит топот римских калиг на дороге. И знает, их еще можно завернуть назад. И просит об этом.

– Да минует меня чаша сия.

??????

– ……

Еще мгновение – и Гефсиманское уединение закончится – крики, топот, треск горящих факелов разорвут эту щемящую тишину. Но для нас эта секунда молчания длится. Длится в вечности.

Гефсиманский сад глазами художников.
Русские художники 19-го века, православные паломники святого града Иерусалима, тоже приходили сюда, в этот сад, гладили еще не огороженные тогда стволы древних масличных деревьев, и создавали каждый свою версию моления в Гефсиманском саду.

Вот, версия Василия Перова:

гефсиманский сад

Сколько силы в этой распластанной на земле фигуре, и как тяжело ей дается смирение, кажется, отпусти ее, и она свечой взовьется в небеса. Напряженные мышцы, с силой вжатая в землю голова – какая тяжкая борьба происходит в этом человеке! Пространство же сада вокруг – вовсе не обитель покоя, а настоящая тюрьма: каменная кладка тюрьмы, терновник, колючий кактус, узловатые ветви олив создают узор, подобный кованой решетке. А на горизонте – неласковый Иерусалим – еще один предел, еще одна стена, еще один круг тюремного пространства.

И – парящий в воздухе терновый венец.

А вот – эскиз Константина Маковского.

гефсиманский сад

Иисус в канонической позе – на коленях, с лицом, обращенным к небу. Но в нем нет ни борения, ни напряжения, ни скорби. Он открыт своему жребию, чист, как и полагает быть жертвенному агнцу, и его одежды белы как снег, как будто в день Преображения на горе Фавор. Здесь скорбь Голгофы как будто уже отменена грядущей радостью Пасхи. Он протягивает Богу и Миру открытые ладони, и, кажется, художник заострил свое внимание именно на выразительности этого жеста. Иисус здесь не вопрошающий, и не просящий – уже дающий.

Третий вариант прочтения – Архип Куинжи.

гефсиманский сад

Художник – мастер лунного света. И сейчас свет луны сказал столько, сколько не могут сказать ни грозовые тучи, ни молнии, ни звездопад.

На этой картине Иисус – стоит. Стоит в окружении траурных свечей кипарисов, напоминающих колонны величественного дворца, поддерживающего небесный свод, что создает образ мира как царского чертога, где есть один Властитель. Изображение Спасителя – в центре, темные силуэты кипарисов окружают его, как рама. Он – один, и он царственно одинок. Образ полон благородства и величия. Лицо отрешено – с кем он говорит сейчас, с Творцом или с собой?

Впрочем, глядя на эту картину, думается, что это – одно.

Ваш частный гид по Израилю Екатерина Хмелева

кнопка вверх