Кто в граде хозяин?

С наступлением вечера, когда в Иерусалим вползает уютная фиолетовая темнота, на его улицы вступают… кошки. Нет, не то чтобы мы не видим их днем. Видим, и во множестве. Они провожают нас глазами, выглядывая из помойных баков, деловито задрав хвосты, пересекают дорогу у самого нашего носа, снисходительно разглядывают прохожих, вольготно расположившись на постаментах памятников или в клуатрах церквей. Но ночная смена… Этот ночной, с позволения сказать, дозор… Взоры рассыпают болотные желто-зеленые искры, усы топорщатся в предвкушении, коготки выбивают праздничную дробь, спины выгнуты в особой царственной торжественности. Свидание? Охота? Кошачья Всенощная? Еженощная Вальпургиева ночь? Иной неведомый ритуал?

Заглянуть в глаза коту…

Иерусалимский кот – это помесь:

  • кота камышового, зверя дикого, злобного, и архи сложно приручаемого, живущего в субтропических зарослях реки Иордан;
  • кота египетского, окультуренного потомка камышовых, такого же гладкошерстного хищника с вытянутой мордой;
  • наших капризных и ласковых Мурок и Милок, привыкших к рукам, подушкам и корму из маленьких баночек, по цене, сопоставимой с красной икрой.

Встречи пушистых эмигранток и мужественных старожилов положили начало многим славным династиям….

У меня есть стойкое ощущение: коты, если и не являются, то считают себя подлинными хозяевами Святого города. Это видно во всем: в снисходительных взглядах, в независимом выражении усатых физиономий, в позах, вальяжных и пружинистых одновременно… Так и хочется сказать словами Буратино: «здесь какая-то тайна!», и сесть за написание романа о сокрытой от людей кошачьей цивилизации.

А моя практика гида иной раз подкидывает материал к размышлению.

– Катя, они нас преследуют, – услышала я от туриста на экскурсии по Иерусалиму.

– Ну что ты панику разводишь, – ответила его жена, – не преследуют. Сопровождают. Ведут от точки к точке, и передают следующему посту. По эстафете.

И ведь верно! Вот тот, серый, с порванным ухом, вел нас от Яффских ворот до Еврейского квартала, а этот, черный, от улицы Кардо до Стены Плача.

– Груз сдал – груз принял! – восхитился турист.

Может и так. Жаль только, что язык кошачий, это даже не китайский. Не понять, и, тем более, выучить.

Персональный гид по Израилю Екатерина Хмелева

кнопка вверх