Ономастикон по-израильски. Часть первая.

экскурсии по Израилю, Тель-Авив, еврейские имена
Фотограф Дмитрий Кучинский

У евреев – все всегда не так, как у людей.  То есть, все не так, как у других народов.  Вот, например, традиция выбора имени.  Дать имя ребенку в честь святого, праведника, героя Библии? Ведь, казалось бы, логично?  Нет. Только в честь родственников. Причем – в честь умерших родственников. Передать семейное имя по цепочке, по эстафете было обязанностью перед родом. До сих пор сильна традиция двойного имени, например, Иосиф-Ицхак, или Хая-Броха. Это значит, одно из имен пришло с отцовской, а другое – с материнской стороны.

Бывало, родители новорожденного спорили – чье имя почетнее, какое полагается поставить первым. Бывало, бездетные пары обращались к многодетным семьям с просьбой: «приютить» имя, наречь им одного из детей, чтобы не осталось оно неприкаянным, не ушло в землю. И, если родители младенца были согласны, малыш оказывался под особым покровительством  дарителей имени. Считалось, что у него две семьи, родная и приемная.

Мини-экскурсия по израильской ономастике.

Впрочем, Израиль в своей мультикультурной пестроте и простоте, вавилонским смешением языков и традиций, размыл и дополнил строгие обычаи предков.

Конечно же, евреи принесли в Библейскую страну библейские же имена. Аароны и Сары, Реувены и Ривки, Адамы и Хавы (Евы) – одинаково любимы и сефардами и ашкеназами, и религиозной и светской публикой.  Они – костяк, на который цепляется и нанизывается весь комплекс позднейших ономастических экспериментов.

Впрочем, и Голда и Штерна никуда не ушли. Лишь сместились в ортодоксальную среду, где языком общения до сих пор является идиш, а идеология государства Израиль, слишком молодого, чтобы его уважать – лишь досадный трескучий фон к навсегда заведенному метроному бытия…

Торжествующий сионизм дал в детских метриках такие всходы как Герцль и Герцлия (в честь идеолога государства Биньямина Герцля), Цион (Сион) и Циона, Израэла, в пару к танахическому мужскому имени Израиль.

Жертвами родительских перегибов становятся дети.  На экскурсии по Тель-Авиву гиды рассказывают о первом ребенке, родившемся в этом городе весны. Свою дочь основатель города назвал… Ахузатбайт – что значит, поместье. Это было первое, черновое, рабочее название поселка, из которого выросла наша неформальная приморская столица, и существовало оно  пару лет, до того, как был придуман современный звучный вариант. Девочка мучилась дольше – до своего совершеннолетия.

В личных идентификаторах получили прописку географические регионы страны. Так появились Кармель и Кармела (в честь известной горы), Кинерет (с отсылкой к одноименному озеру), Аялон (привет долине, над которой Иисус Навин остановил солнце. Временно, только чтобы дать возможность своим полкам настичь и добить врага. Экскурсоводы показывают эту долину, направляясь из Тель-Авива в Иерусалим).

Продолжение читайте здесь.

Ваш гид по Израилю Екатерина Хмелева.

кнопка вверх