Поход в Эйн Ход, или медитативная экскурсия по Израилю

экскурсия по Израилю, экскурсия в деревню художников Эйн ХодЕсли вы любите ландшафтные деревушки, узкие улочки со странными, забавными и сентиментальными скульптурами, если Вам интересно заглянуть в галереи современного искусства, а при случае, и взять мастер-класс по гончарному делу или технике росписи стекла, – экскурсия в колонию художников Эйн Ход на горе Кармель – для Вас.
Музыка деревни художников.
Атмосфера здесь богемно-расслабленная, созерцательно-медитативная. И действительно, как славно можно растечься чувствами по горизонту в этом чудном цветущем саду, разбитом на отрогах Кармеля, с видом на Средиземное море. С бокалом вина в руке. Или, хотя бы, с бумажным стаканчиком кофе.
Колонии художников удивительно «идет» ее население – загорелые, белозубые молодые люди, украшенные татуировками, серебряными кольцами и дредами, самые воспитанные в Израиле дети, и самые упитанные и жаждущие общения с людьми коты. Изредка, среди местной публики, мелькают израильские гиды с группами туристов.
Прихотливая планировка, старые плодовые деревья и колодцы, живые изгороди из кактуса-сабра, старая маслодавильня – все говорит о том, что лет семьдесят назад здесь была арабская деревня. После создания государства Израиль, когда, в ходе боев, местное население ушло из родного края, появилась идея создать в живописном месте колонию художников. Идея удалась.
Экскурсия в музейную Атлантиду.
Инициатором создания деревни художников был мэтр израильской живописи, основатель направления «дадаизм» Марсель Янко. Помнящая жутковатые галереи, посвященные современности в музее Израиля, и привыкшая к тому, что большая часть представителей актуального израильского искусства рисовать не умеет совсем (а зачем, ведь для самовыражения важна не техника, а чувство, именно так учат студентов художественной академии Бецалель ), я, когда была здесь в первый раз, шла на свидание с мэтром с некоторой опаской. И была приятно удивлена. Марсель Янко рисовать умел.
Еще и здания проектировать умел – внес свой вклад в прославивший Тель-Авив интернациональный архитектурный стиль. Своей скупой, стремительной, беспощадной линией он сумел передать многое. Вот, узнаваемый Тель-Авив 30-х и Хайфа 20-х, вневременное Мертвое Море, бойцы-маккавеи, похожие на пиратов из советского мультфильма, бойцы Армии Обороны Израиля похожие на пионеров у походного костра. Прекрасен и сам мэтр – английский твид, ухоженная полоска усов, горькая улыбка. Живописец, в свою очередь, похож на Константина Симонова периода «Живых и Мертвых». Есть у них общее – и в судьбе, и в эпохе.

Продолжение следует.
Экскурсовод по Израилю Екатерина Хмелева.

кнопка вверх