Последний крестоносец. Часть 1

Последний крестоносец на главную, часть перваяЯ как гид по Израилю бывало, сталкивалась с явлением, что у нашей Земли, которую одни называют Святой, а другие – Обетованной, есть особенный, скрытый дар – дар притягивать к себе людей. Их лица меняются от эпохи к эпохе: стоический францисканец, не побоявшийся ударов турецких сабель; смуглый кибуцник, оставивший студенческую скамью в Вильно; наш современник, улыбчивый парень в дредах, этнический немец, выбравший Израиль, пришедший в еврейство, потому что «ты, дед, слишком многих там убил». Объединяет их одно: зов, который привел их сюда, вопреки логике и здравому смыслу, обрушивая планы, перекраивая судьбы. Объединяет ВЫБОР. Или внутренний голос, сказавший однажды еще Аврааму: «Встань и иди…».

Паладины Христа

Вот крестоносцы, суровые, пылкие, не умевшие «делить любовь и гнев». Их у нас не любят. В российском культурном дискурсе рыцарь с крестом на плаще – непременно надменный хищник с жесткой линией рта, грабитель, мнящий себя господином, бездушная машина уничтожения. При слове «крестоносец» славянину традиционно вспомнятся притязания тевтонского ордена, еврею – погромы на реке Рейн.

Даже к цели их – вернуть Святую Землю Христу, их небесному сюзерену – принято относится с иронией. К жертвам – с насмешкой. К достижениям – со скепсисом.

И действительно, много ли это – построить процветающее государство на незнакомой земле, принести Европу на восток и отрыть востоку двери в Европу, ну и еще, попутно сформировать идеал рыцарской культуры. Как служение Делу, которое больше и выше смертного тебя.

Тот, кто принял крест

Последний крестоносецУ истоков крестового движения стоит целая плеяда героев, у его завершения – только один. Знакомьтесь. Имя – Людовик, должность – король Франции, эпоха – тринадцатое столетие.

Каков же он, наш герой? Когда-то Господь сказал Аврааму: «Ходи перед лицом моим и будь непорочен». Этот человек едва ли повторил о себе подобное. Он был слишком скромен. Но жил он именно так. Будто бы непрерывно чувствовал на себе скорбящий и любящий взгляд. Будто бы ясный лик галилейского страдальца постоянно глядел в его сердце. Его «по образу и подобию» было простым – жить, уподобляясь Христу. И в большом, и в малом.

Христос наказывал заботиться о «малых сих»? И вот, властитель самого могучего королевства Европы моет ноги беднякам. И не раз в году, как делает православный патриарх на пасхальный чин. Чаще… Христос кормил голодных из своих рук? Король режет хлеб и разносит похлебку нищим, ежедневно получающим бесплатные обеды в его дворце. Христос учил обходиться малым? Король отказывается от горностая и золоченых шпор, он одет в простое сукно. Христос разрешал споры? Король часами выслушивает жалобы простых людей. Здесь он следует также примеру царя Соломона, беря за основу традиции его легендарного суда.

Каким наивным кажется подчас этот идеализм образца 13-го столетия! Но невольное уважение вызывает желание жить согласно Евангелию, а не просто держать эту нарядную книжицу в изголовье своего ложа. Как было принято в ту эпоху.

И вот мнение серьезных историков:
«В те дни слова «король» и «правда» – стали синонимами». Т. Грановский.
«Он возвел категорию совести в ранг королевского достоинства». Жак Ле Гофф.

Это удивительно, но Людовик сумел совместить в своем правлении добродетели монарха, рыцаря и христианина. И хотя он никогда не руководствовался принципами Никола Макиавелли, его царствование было успешным. В частности, он заботился об образовании – при нем восходит звезда Сорбонны. Для способных, но неимущих студентов король учреждает стипендию из своей личной казны. Нередко он и сам посещает лекции – наслаждается красноречием Фомы Бонавентуры и Альберта Великого.

Некоторые подробности его биографии не могут не вызывать улыбку. Так, со своей горячо любимой супругой тридцатилетний уже монарх часто вынужден был встречаться… на дворцовой лестнице. Проводить слишком много времени в обществе жены ему запрещала мать – суровая королева Бланка. Особенно это касалось многочисленных христианских постов. Матушку наш герой, помня о заповеди «почитай отца своего и мать свою», ослушаться не мог. Вот и приходилось идти на маленькие хитрости. Пролетом выше дежурил верный камердинер, дававший знак, если королева-мать вдруг являлась с инспекцией.

А вот в крестовый поход Луи решается отправиться против воли матери.

Иерусалимское королевство в те дни – узкая полоса вдоль Средиземного моря. Каждый год, оно, как шагреневая кожа, тает под ударами сарацин. Малые рыцарские гарнизоны с трудом контролируют замки, мосты и дороги. Жители латинского востока умоляют Европу о помощи. Но помощь не спешит.

К 1248 году (год выступления Людовика) пыл религиозного энтузиазма в Европе давно погас. Уже потерян Иерусалим, уже растоптан в щепу крест, рассеяны многие воинства, разграблен царственный Константинополь, практичные тевтоны уже перенесли свою активность на язычников-славян, и любой воин запада прекрасно знает, что вожделенная некогда Палестина течет вовсе не молоком и медом, а, скорее, грязью и потом.

Но король сумеет воспламенить свое рыцарство… (читать продолжение)

Гид в Израиле Екатерина Хмелева

 

кнопка вверх