Просто сказка. Часть 1

Фото: Андрей Девейкин

Эта история не имеет прямого отношения ни к экскурсиям по Израилю, ни к моей практике израильского гида. Но косвенное отношение – да, имеет. Эта абсолютно подлинная история…

Жила-была девочка. Жила она вместе со своей бабушкой в маленьком домике в маленьком городке. Домик у них был скромный, но опрятно-уютный. Девочка ходила в школу, помогала бабушке в доме и огороде. Иногда над их домиком проносились быстрокрылые самолеты. Иногда дети из их школы ездили вместе со своими родителями в далекие красивые города. Иногда у ее друзей появлялись необычные, очень красивые игрушки. Девочке тоже хотелось всего этого, но у нее с бабушкой не было возможностей для путешествий и для покупок необычных подарков. И девочке было немножко обидно, но, в общем, жили они спокойно и хорошо.

И была у девочки тайна. Была у нее волшебная игрушка – маленький, плюшевый Мишка, который, на самом деле, был живой! Знала об этом только девочка. На первый взгляд этот Мишка был обычной игрушкой, маленькой, потертой, и, довольно надо сказать облезлой, с серой свалявшейся шерсткой. Только мордочка у него была очень симпатичная, симпатичнее, чем у большинства плюшевых зверят. Мордочка была немножко засаленной от манной каши, которой его в детстве кормила девочка… Но когда девочка ложилась спать, и клала Мишку рядом с собой на подушку, Мишка оживал. И начинал говорить. И они разговаривали обо всем на свете, и иногда так долго, что бабушка потом не могла добудиться внучку в школу. Так что никакая это не игрушка была, а друг.

Только это была тайна, что Мишка живой. Девочка никому об этом не говорила, даже бабушке.
Вот однажды девочка возвращается из школы, а рядом с их калиткой стоит большая-большая черная лакированная машина, а рядом с ней большой, толстый дядя в костюме и с галстуком.

– Здравствуй, девочка!,- сказал дядя каким то сладким, но толстым голосом.- Я твой папа. И ты теперь будешь жить со мной.

Девочка растерялась – как так? Но дядя объяснил ей, что она его родная дочка, и что он хочет забрать ее в далекую жаркую страну, в красивый белый город, где она будет жить в большом-большом доме.

Девочка сказала: не хочу. Но дядя сказал тогда, что там у нее будет много-много игрушек, и бассейн в саду, и уголок со зверушками, где есть даже настоящие кенгуру, и самое настоящее море, куда можно будет ездить купаться, когда она захочет, что, да нет, совсем близко ездить, море рядом, его даже видно из окон дома, и даже кораблик на море, на котором можно будет кататься хоть каждый день.

– Элитарное образование, новые горизонты в жизни, возможность путешествовать по всему миру – неужели Вы хотите лишить ребенка всего этого? – это папа-дядя сказал уже бабушке.

Бабушка сидела и кротко улыбалась. Она вообще была очень скромная. Она вовсе не хотела лишать чего-либо свою любимую внучку. И сейчас думала, что там, в этой новой блестящей жизни, которая так неожиданно ворвалась в их дом, девочке действительно будет лучше.

Бабушке дядя-папа пообещал, что внучка будет приезжать на каникулы.

Наконец дядя-папа сказал:

– Собирайся!- и девочка пошла собираться.

– Не бери вещи!-крикнул он вслед.-У тебя все будет новым!

Девочка не стала брать вещи. Она решила взять только своего любимого Мишку. И вот она вышла к дяде-папе, с Мишкой, прижатым к груди.

– Это что еще такое?- с грозным удивлением спросил дядя-папа.- Зачем ты тащишь с собой эту грязное старье?

Девочка очень удивилась и немножко испугалась. Это кто-же старье, ее Мишка? И ничего он не старый, если только немножко потрепанный… И как же она его оставит здесь? И как же она будет там, в чужом, незнакомом доме, без него?

– Я куплю тебе 10, нет, 100 мишек. Хоть с тебя ростом. А также кошек, жирафов и лошадей. Впрочем, лошадь у тебя будет живая, настоящая…

Что же было девочке делать? Ведь он как бы был ее папа, и она, наверное, должна была его слушаться. Вот она и послушалась. Отнесла своего любимого Мишку к себе на кроватку, положила его на подушку, накрыла пушистой пуховой шалью. И сильно-сильно попросила бабушку, чтобы бабушка берегла ее хорошего, самого лучшего на свете мишку. Чтобы никуда его не дела, никому не отдала, и даже в чулан не относила – грустно ему и одиноко будет там, в пыльном чулане.

– Хорошо, – сказала бабушка.- Я его и вовсе трогать не буду. Пусть так и лежит тут, на твоей постельке. Тебя ждет.

Читать продолжение

кнопка вверх