Заповедь первого снега. Часть третья.

22552357_10209863652243814_3256154655648106475_nНачало читайте здесь….

Против этого было нечего возразить. Магда сжала пальцами виски и постаралась сосредоточиться на обеде.

Она считалась неплохой кулинаркой, что в их среде было весомой похвалой. Чтобы достойно готовить настоящие еврейские блюда, требовалась немалая виртуозность. Самым сложным из законов кашрута –  религиозной диеты, была некая загадочная фраза из книги «Шмот»: «Да будет для вас из рук моих и горькое сладким, а сладкое – горьким». И пусть гоим и всяческие отступники говорили, что речь здесь идет всего лишь о духовной уравновешенности, о том, что даже в беде нужно уметь благодарить Творца, и в счастье  знать, что любая радость может быть непрочной. Нет, еврейские законодатели, даже не отрицая такого значения, были убеждены, закон, прежде всего, касается пищи.

Тысячелетия назад повелось, что в мясные и рыбные блюда надо добавлять сахару или меду, а десерты должны горчить. В этом и проявлялось мастерство еврейской хозяйки – как сделать горечь ощутимой, и вместе с тем, не испортить блюдо? Традиционная кухня признавала фруктовые десерты, джемы и желе, им легкая горчинка из лимонной цедры даже добавляла пикантности. Многие, особенно восточные хозяйки, использовали жгучий перец, в тесто шли фенхель и кумин, их острая пряность считалась горькой. Настоящей палочкой-выручалочкой стал черный шоколад. А вот взбитые сливки были для детишек запретным гойским лакомством.

Магда с негодованием вспомнила о новом кондитерском магазине на центральной улице, который, подумать только! Выставил свои так называемые сладости в витрине, выходящей на улицу, где ходят приличные еврейские дети. Отвратительные торты, все в белых хлопьях, как будто в мыльной пене, а на верху – бесстыдная алая вишенка. Дети чуть не свернули шеи… Давно пора запретить все эти гойские магазины в центре города… Но что бы сделать такого вкусного, чтобы Данюська поел?

– Мама, посмотри?!

– Что такое? – Рука дернулась, с досадой она поняла, что, наверное, пересахарила суп.

– Посмотри. – Внимания требовала дочь, 14-я Марьям. Рисунок семилетнего Эли, который она подсовывала, не отличался мастерством. Колеса, человечки, грузовики, и куча беспорядочных загогулин.

– Ну и что?

– Посмотри! Ты что, не видишь что ли? Это же удочка! Удочка!!! – с явственным отвращением проговорила дочь.

Заповедь первого снега (9)Мать брезгливо отдернула от листа бумаги руку. И точно. Вот прямая палка, и вот примкнувшая к ней петля… и еще одна, и еще одна, как будто по бумаге рассыпались холодные шипящие змейки.

– Выкинь это. И приведи ко мне Эли.

Удочка была, наверное, самым враждебным из чуждых символов. Символ многовекового угнетения и насилия, символ язычества, самый ненавистный из всех. Удочку носили те, бородатые, в длинных черных балахонах, от которых следовало отворачиваться на улицах, а от боя их колоколов следовало закрывать уши. Рабби говорил, что ни еще опаснее, чем арабы, ведь арабы мечтают уничтожить только их тела, эти же, покушаются на их еврейские души. Они охотятся на их души, пытаются уловить их своими удочками, и даже не пытаются это скрывать…*

После воспитательной работы с сыном (туповатый, но послушный Эли, похоже, так и не понял до конца, в чем он виноват, хотя заплакал и обещал исправиться) у Магды совсем кончились силы.

Она рухнула на стул и зажала пульсирующие виски руками.

– Срочное сообщение для жителей столицы, – бодро заговорило радио, – изменение в прогнозе погоды. Сильный западный ветер прогнал снежные тучи. Похоже, сегодня иерусалимские ребятишки могут оставаться дома…

Когда Магда встала, это была уже совсем другая женщина. Она была убеждена в правильности своего мира, как никогда. Она была  благодарна Творцу, как никогда. Она точно знала – Господь отменил снег из-за ее мальчика.

14671205_10207217690656428_2920274172484809930_n*    Со времен Второго Вселенского Собора 381 года удочка является символом священства и непременной частью облачения христианских священнослужителей. Она служит олицетворением евангельских слов: «Возьмите снасти свои… идите за мной… сделаю вас ловцами человеков». Также, она призвана напомнить  пастве, что значительная часть учеников Иисуса из Назарета была, по роду занятий, ловцами рыбы. В реформах второго Ватиканского собора 1964 года метровая рыбная снасть была заменена символическим образцом в 10 см длиной, однако реформа была введена только для католических священнослужителей. У протестантских пасторов этот важнейший атрибут священства и вовсе сведен к условному изображению на одежде (ввиде наклейки, и, иногда, вышивки). Православная церковь осуждает вышеописанные упрощения в облачении и считает их одной из форм профанации главных христианских идей.

Екатерина Хмелева, индивидуальные экскурсии по Израилю.

Фотографии Зои Брук

кнопка вверх